«Лица», ноябрь 2002 г.

«Азартная Вера Сотникова»

Ученица Олега Ефремова в Школе-студии МХАТ, Вера Сотникова в течение нескольких лет была актрисой Театра на Малой Бронной. Затем работала в театральной труппе Анатолия Васильева «Школа драматического искусства». Сегодня она играет не только на сцене прославленного МХАТа, но и в других популярных театрах столицы, в антрепризе, ставит спектакли сама, продюсирует собственные творческие проекты, часто снимается в кино и снимает видеоклипы. Наше общение с этой разносторонне одаренной творческой личностью началось нынешним летом на «Кинотавре», когда Вера работала в составе жюри основного конкурса. Осенью мы встретились с ней снова, уже в ее московской квартире, и я увидела перед собой какую-то совершенно обновленную Веру Сотникову.

- Вообще сейчас я не совсем понимаю, что это за новый виток в моей жизни, – объясняет свое преображение Вера. – Еще в июне, когда мы познакомились на «Кинотавре», у меня была семья. Один расклад в личной жизни. Сейчас в каком-то бешеном темпе моя личная жизнь абсолютно переменилась. Я абсолютно свободна, и мне будто снова 18, из меня снова брызжет энергия юности, я снова кокетничаю с мужчинами и получаю столько от них в свою очередь!.. И постоянно ловлю себя на мысли: неужели это я и все это происходит со мной? И каждый раз не можешь в это поверить. И просто шалеешь от происходящих в этом дурмане событий. Может быть, как раз такие бурные водовороты и есть жизнь? Хотя я бы не сказала, что скучаю по стрессам. Буквально два года назад у меня уже был крутой поворот в жизни (тогда Вера рассталась с Владимиром Кузьминым. – Т.С.), сравнимый с глубочайшим стрессом. И все переживания еще свежи в памяти. А тут вдруг новый резкий виток. Иногда открываю утром глаза и думаю: «А что, собственно, происходит?..»

- Иными словами, если начать жизнь заново, вы бы многое в ней скорректировали, дабы избежать острых углов и стрессов?

- Кое-что, конечно бы, скорректировала, особенно в том, что касается общения с сыном: я бы ни на шаг, ни на миг его от себя не отпускала. Я чувствую, что многое ему недодала, что недореализованным осталось чувство материнской любви по отношению к нему. И снится-то он мне постоянно маленьким... И я просыпаюсь в слезах. В том же, что касается моей личной жизни, я бы, наверное, еще раз через это все прошла! У меня была о-ч-ень даже интересная личная жизнь! Только ведь дважды в одну воду не входят...

- Может, вам пора завести еще одного ребенка?

- Ну, уже имея опыт в этом плане, я должна быть уверена, что человек, от которого я соберусь родить ребенка, во-первых, будет хорошим отцом моему ребенку и, во-вторых, хорошим мужем мне.

- Впрочем, если судить по нашим бесконечным переносам этой встречи, вы слишком заняты, чтобы заниматься сейчас тихими семейными радостями. На личную жизнь-то времени хватает?

- Абсолютно не хватает! На свидание некогда сбегать...

- Неужели вы предпочитаете плыть по течению жизни, а не управлять ею сами?

- Да как-то, сколько ни управляй, все равно мало что из этого удается. Лучше плыть как плывется. А в критических ситуациях максимум что помогает – это терпение, неустанный труд... Вот сейчас мы в бешеном темпе репетировали спектакль «Семейная идиллия» (по «Желтому карлику» Олега Данилова) в антрепризе Александра Абдулова (режиссер Дмитрий Астрахан). Уже сыграли премьеру в Риге. И лишь только вернулась в Москву, у меня начались съемки в картине-ремейке «Все о Еве». Продюсер картины Юлий Малакянц. Сначала это будет художественный фильм, а затем расширен до 4-серийного телеварианта. Здесь я играю приму театра, которая медленно и болезненно расстается со своей ролью, потому что ее выживают. Это трагедия популярной и любимой актрисы, которая в зените своей славы, делая карьеру, натворила слишком много ошибок, жертвуя ради любимой работы: это и дети, и многие близкие ей люди. В итоге она остается совершенно одинокой... Работая над этой ролью, частенько задумывалась, насколько общепринятые цитаты типа «Искусство требует жертв» и тому подобные правомерны? Ведь смотришь на голливудских звезд и видишь, что все у них замечательно. К примеру, Мерил Стрип. И актриса она хорошая, и семья у нее замечательная, муж и дети... И семейная жизнь нисколько не помешала ее творчеству и карьере.
И еще одна картина в стадии подготовки: снимать будет Анатолий Матешко по «Любительнице частного сыска» Дарьи Донцовой. Там я играю в паре с Ларисой Удовиченко: она – главную героиню, а я – ее подругу Наташу, которая как раз и закручивает всю историю. Это женщина, вышедшая замуж за богатого парижанина. В начале ноября мы едем снимать ее в Париж. Это будет многосерийный телефильм. Продюсеры картины Игорь Толстунов и Сергей Козлов. Есть такая новомодная украинская писательница Оксана Забужко, которая написала «Полевые исследования украинского секса». Это произведение инсценировал Паша Урсул, и мы собираемся ставить его на театре. Примерно в феврале.
А помимо этого еще есть несколько спектаклей: во МХАТе, в Театре Луны, в антрепризе («Чапаев и пустота» по Пелевину, «Адам и Ева»), и с ними приходится довольно много ездить на гастроли.

- В нескольких ваших интервью я прочитала, что вы увлекаетесь спортом и всегда находите для него время...

- Это точно. Но только это не увлечение, а адский труд. Но мне очень нравится то состояние, в котором я пребываю после занятий, – как только я себя не расхваливаю!

- И где же вы занимаетесь спортом?

- Дома. На то, чтобы куда-либо выезжать, у меня абсолютно нет времени. Ставлю видеокассету с Синди Кроуфорд, вынимаю все вспомогательные принадлежности и на 40 минут устраиваю себе полноценную тренировку. И не нужны никакие тренажеры, потому что для этого вполне хватает собственного веса. Конечно, если бы я жила в таком доме, при котором есть и собственный тренажерный зал, и бассейн, и тому подобное, было бы значительно удобнее. Но поскольку я так легко в последние годы меняю крышу над своей головой и разбрасываюсь своим имуществом, похоже, что я никогда не буду иметь квартиры в доме с бассейном...

- Вы попробовали себя в разных сферах творческой деятельности: вы – актриса театра и кино, режиссер видеоклипов и театральных постановок и продюсер... Для вас это способ самовыражения или попутная необходимость?

- В каждом случае было по-разному. С клипами так получилось, что я сочинила сюжет и предложила его Володе Кузьмину под клип к его песне. Он же недолго думая сказал: «Вот ты его и сними как режиссер...» И мне тогда нравилось этим заниматься. А то, что я делала на собственные средства телевизионный спектакль «Собачий вальс» или фильм о Марине Цветаевой, для меня было потребностью души. В тот период в моей актерской биографии случился творческий простой. Мне по складу характера нельзя быть в простое. Если же он случается, то я заполняю этот период какими-то другими проектами. Надеюсь, что когда-нибудь я все-таки отдам их на телевидение.


- А дневники вы ведете для самоанализа или «разминаете» еще и свое литературное дарование?

- Скорее всего они нужны мне для работы над ролью. Когда ты сочиняешь свой будущий образ, собираешь самые разные мысли по этому поводу. Сидишь, думаешь, записываешь... Очень часто даже среди ночи просыпаешься и записываешь. Главное, вытащить себя в этот момент из сна и успеть все записать. Скажем, как-то написала: «Дождь стучал пуантами по стеклу...» А где же следующие-то строчки? Увы, продолжения-то этого красивого образа ночью не записала. Хотя во сне, как сейчас помню, это было огромное стихотворение, которое я с упоением читала... Эту же фразу записала, потянув себя из сна «за хвост»: «Душа рождает истому, которую должно утолить тело...» И после отпуска, вначале театрального сезона, я открываю свои дневники и перечитываю. Для меня очень важна точность в образе, потому что все мои героини очень разные. И я никогда не играю самую себя.

- Еще что-то осталось непрочитанным из списка книг, который вы составили себе для обязательного чтения?

- О, это для меня всегда самый больной вопрос, потому что времени на самые долгожданные и вожделенные книги в последнее время как раз и не хватает. Я уже и полку с этими книгами поставила в квартире на самое видное место. С одной стороны, я страдаю оттого, что не могу себе позволить прилечь с книжкой на диване и почитать. А с другой... Ведь так получалось, что больше всего я читала в периоды актерского простоя. А сейчас я не могу почитать даже в течение того часа, пока еду на съемки. Я просто закрываю глаза и сплю. Парадокс: мы вроде бы всегда мечтаем о большом количестве работы, а когда она случается, понимаем, что теряем слишком многое из того, о чем потом жалеем.

- Вы впервые в этом году работали в жюри на «Кинотавре» в Сочи. Какие испытывали ощущения?

- Во-первых, колоссальную ответственность перед людьми, которые привезли на фестиваль свои картины. И частенько сожалела, что согласилась на эту роль. Могу сказать, что в моей жизни это в первый и последний раз. Ведь мнение любого члена жюри может быть субъективным. Но смотреть все работы нынешнего «Кинотавра» было очень интересно. И нам в этом году повезло – картины все были просто прекрасные. И выбирать среди них было необычайно сложно.
Еще один плюс моего пребывания на «Кинотавре» – то, что вместе со мною был мой сын. И мы наконец-то имели возможность с ним вволю пообщаться. В Москве такая возможность нам представляется крайне редко. Мы живем далеко друг от друга и времени для доверительного общения почти не имеем. Хотя нуждаемся в этом оба постоянно. Кроме того, у нас была возможность и на профессиональные темы поговорить, ведь он стремится получить профессию режиссера кино, телевидения и рекламы, поэтому с особой заинтересованностью смотрел все фильмы вместе со мной.

- Ну а когда все-таки вырываетесь из круга творческой деятельности, чтобы передохнуть, где проводите время?

- Я очень люблю путешествовать. Люблю Париж, люблю купаться в молочно-теплом море в Турции. В свое время (это было уже достаточно давно) потрясла меня своей неправдоподобностью Австралия. Какие-то немыслимые истории там со мною приключались на фоне коал и кенгуру. И там совершенно другое звездное небо.

- У вас на журнальном столике лежит жетон из лионского казино – питаете страсть к азартным играм?

- Да уж, люблю поиграть. Наверное, я человек азартный. Во всяком случае, визги и вопли вылетают из меня во время выигрышей, прямо как на американских горках. Не могу сказать, что в заведения эти меня влечет недостаток эмоций – напротив, у меня с этим переизбыток. Значит, внутри теплятся еще какие-то вулканы, требующие выхода наружу. А уж если судить по тому, что со мною происходит и как я живу, я уже и сама начинаю верить в то, что я – человек азартный.

Татьяна СЕКРИДОВА
Фото: Бориса Кремера,
Сергея Тетерина.

Использование материалов сайта без письменного разрешения авторов запрещено!
Design: Васильева Дарья&Самойленко Оксана © 2007